четверг, 19 августа 2010 г.

Тьмутаракань (Дэжавю)

Часть 1


Все люди способны видеть сны, но не все могут их вспомнить. Интерес к научному изучению сновидений возник с новой силой вместе с концепцией Юнга в конце XIX начала XX в.в. Развитие направления «осознанное сновидение» произошло в середине XX века, в том числе со стороны психологов и физиологов. Шаманы многих народов используют сновидения или сноподобные состояния для предсказаний, общения с духами и т. п. Некоторые люди от природы умеют управлять сновидениями, как утверждает американский психофизиолог Стивен Лабержа.

Возможно, и я отношусь к числу таких людей, потому что не только вижу сны с ситуациями дежавю, но мне удается даже управлять ими. Однажды, после знакомства с религиозной философской доктриной о реинкарнации, я задалась целью «посмотреть» одну из своих прошлых жизней.

**

Старец-монах в черном одеянии живет в монастыре. Большую часть времени он проводит в молитвах, уединившись в келье, сидя в углублении широкой каменной стены с полукруглой аркой над головой. Черная накидка, спускающаяся с головы до самых пят, закрывает его худое тело. Вижу лишь седую белую бородку и бледное старческое лицо. Помимо длительных молчаливых молитв в одиночестве все остальное свободное время он занят работой по благоустройству монастыря. Этот монотонный рутинный труд сводится к однообразным действиям: монах с трудом толкает тачку на одном колесе перед собой, держа ее за две короткие ручки. Из глубины длинного мрачного узкого коридора он вывозит измельченный грунт: песок и камни. Ему тяжело, колесо тележки груженой песком и камнем постоянно натыкается на мелкую тырсовую породу на поверхности каменного пола. Скрывшись в просвете коридора и высыпав груз снаружи, он вновь и вновь возвращается в темный длинный проход за очередной партией мелкого щебня, а по обе стороны низкого каменного туннеля расположены глубокие кельи-ниши.

Во сне я мысленно спросила: «Как закончилась прошлая моя жизнь?» и вижу продолжение:

Из темного коридора монастыря выносят старца монахи на черной ткани. Хоронят его поблизости, но под открытым небом без гроба. Опускают в узкую неглубокую траншею, выдолбленную в каменистом грунте. Несколько монахов, обхватив со всех сторон каменную плиту, согнувшись под ее тяжестью, переступая мелкими шашками, подтаскивают и накрывают ей траншею с усопшим.

Появившийся серый непроглядный туман, быстро закрыл от меня картину происходящего, пряча фигуры монахов, стоявших вокруг могилы с опушенной головой, в черных одеяниях с головы до пят.

**

Проснувшись, я долго не могла забыть пережитые ощущения, будто все это происходило со мной здесь и сейчас, как – будто это мои ноги, а не ноги старца скользили по мелким камешкам известково-тырсового грунта, когда я напряженно толкала непослушную тачку. В тот момент я прекрасно понимала, что так надо, что это привычный образ жизни старца-монаха.

Шли годы, но этот сон - видение не терял остроту воспоминаний. Он словно «застрял» в подсознании, время от времени, будоража меня необъяснимыми вопросами: «Разве бывают такие монастыри, кельи темные и мрачные? Какой глупый труд, зачем монах бесконечно возил груженую тачку?».

Культовые строения всегда ассоциировали у меня с образом неких наземных построек, возведенных в определенном архитектурном стиле, поэтому пришедшая информация оставалась в моем сознании логически не законченной.

В определенные трудные периоды у меня периодически возникало необъяснимо желание сходить в церковь, но после посещения подобных мест всякий раз вновь явственно всплывал в памяти образ старика-монаха из сна.



Часть 2

Недаром бытует убеждение, один из вариантов трактовки которого, звучит следующим образом: «Когда ты чего-нибудь хочешь очень сильно, вся Вселенная помогает тебе достигнуть этого» (П.Коэльо).

Как-то само собой у меня сложились обстоятельства поехать на два дня в Свято-Михайло-Афонскую пустынь. Основной целью поездки была возможность впервые в жизни окунуться в святой источник им. св. Пантелеимона целителя у г. Фавор в Адыгеи. Ни для кого не секрет, что подобное мероприятие оказывает положительное воздействие на здоровье человека. Правда ранее я никак не решалась на подобные эксперименты, несмотря на предложения моих знакомых - адептов здорового образа жизни присоединиться к ним.

И вот после бессонной ночи в автобусе в четыре часа утра мы въехали на территорию монастыря и остановились у закрытой деревянной двери, видавшей непрошенных гостей, начиная с нашествия татаро-монгольского ига и заканчивая немецкими оккупантами, которые в августе 1942 г. держали в монастыре своих пленников.

Свято-Михайло-Афонская-Закубанская мужская общежительная пустынь расположена в предгорьях Кавказских гор на территории Адыгеи (64 км. от г. Майкопа). Монастырь занимает горное плато северных отрогов Большого Кавказского хребта на высоте 907м. над уровнем моря. С северной стороны он закрыт двумя горами: г.Острах (985 м.) и г.Физиабго (998 м.).

Мы вышли размять затекшие ноги после семичасового сидения и прийти в себя, т.к. подъезжая к монастырю, закладывало уши, как это всегда случается при подъеме в гору, вызывая легкий дискомфорт. Стоя у закрытых на ночь ворот монастыря, окруженные сумраком, мы погрузились в мир тишины, природной чистоты и свежести, мир бодрящего, необыкновенно легкого воздуха, заполненного благоуханием цветущих деревьев.

Гуляя, по идущей на подъем, дорожке вдоль слабо различимого в темноте каменного забора монастыря, мы уловили первые признаки жизни монахов. Сверху, из-под светящегося мозаичного купола храма выходил серый дымок благовонья с приятным запахом какого-то дерева, растворяясь в черном ночном небе.

- Посмотрите, какие здесь звезды! Я никогда не видела таких ярких и низких звезд, - сказала одна из туристов.

Действительно, звезды сверкали, как алмазы на иссиня-черном небе и казалось, если подтянуться, можно зацепить рукой ковш Большой Медведицы, свисающий прямо над головой.

Перезвон колоколов в шесть часов утра возвестил начало утренней службы и, следовательно, рождение нового дня. Присутствие в храме на литургии, слушая песнопение монахов, позволило испытать воздействие на организм силы звука во всей его окраске, порожденного человеческим голосом. Пение молитв одной тональности, исполняемое разными голосами, затрагивало всю эмоциональную сферу, и гармонично подобранные звуки, успокаивали разум, медитативно воздействуя на него. Мне казалось, что ушли не только все проблемы, но и исчезли нежелательные мысли. Даже еда в монастырской трапезной после службы показалась вполне приличной, несмотря на постный жидкий супчик, с редко-попадающими в ложку зернами пшена, и простую рисовую кашу, но все приправленное ароматно-острыми травками.

**

Монах Прокопий (в миру Леонов), написавший книгу об истории монастыря, проводя экскурсию по обители, рассказал, что ее история начинается задолго до 1878г. - года основания «Казачьей Лавры» иеромонахом Мартирием (о. Островным). Оказывается, еще римский император Диоклетиан (284-305г.г.) выслал из Фракии в страну абхазов и зихов семь братьев-мучеников за принадлежность к христианской диаспоре, которые умерли по пути. С тех пор Абхазия и аланские земли в верховьях Кубани и Лабы были местом ссылки многих христиан Римской империи, и именовалось оно Таматарху (Тмутаракань).

Под монастырским плато в средние века (9-10в.в.) был основан мужской византийский монастырь. Древние пещеры Михайловской пустыни уходили на глубину 50м., соединяясь галереями, с выходами на поверхность и имели протяженность около 3км. Под землей был греческий монастырь, подземные храмы, часовни, места проживания, мастерские, хранилища и очень древняя библиотека. На соседней с теперешней территорией Михайловской пустыни горе Острах, похожей на ступенчатую пирамиду с ровной плоской вершиной из известняка, располагался алтарь православной церкви 6 -8в.в.н.э.

Отец Мартирий (о.Островной), продав свою келью на святой горе Афон, и получив разрешение у Владыки Германа на основание мужского монастыря, учредил форпост российского православия на высотах седого Кавказа. Он возвел на поверхности плато храмовые и общежитейные строения, освоив 350га земли, и увеличил площади подземных обителей, сделав пещеры двухуровневыми, уходящими на 5-6 км вглубь, с галереями, в двенадцати направлениях в разные стороны. Уходу иноков под землю способствовал их наставник, практиковавший исихию, которая считалась православной церковью мистикой и не поощрялась. Тем не менее, о. Мартирий не только благословлял монахов на применение метода «умной молитвы», но и, будучи последователем духовных практик египетских монахов-отшельников, передавал им знания молчаливого общения с Богом. Пещеры способствовали достижению состояния внутреннего покоя, ведь девизом жизни монахов в борьбе со страстями было: «Спасаться в одиночку, а жить в общежитии».

**

Слушая архимандрита Прокопия, ведущего повествование об исторических временах, в моем мозгу явственно возник образ старца-монаха из сна, и одновременно с телесным ощущением прострации появились ответы на все вопросы, давно мучавшие меня со времени просмотра картины своей прошлой жизни: «Вот почему монастырь был в форме длинного мрачного коридора, а стены - вырублены из камня и эта тележка, ее назначение…».

Очень жалко, что события, начиная с 1917г., способствовали искусственному разрушению подземного монастыря, оставив нашим современникам только каких-то 200 метров подземных пещер, сотворенных руками монахов. Мои радостные предвкушения испытать на себе неведомые ощущения, оказавшись под сводами подземных келий, разрушил монах-гид, сказав: «Сейчас единственный оставшийся вход в подземелье, недоступен. Этой весной его засыпало селевым потоком. Там сейчас ведут работы военнослужащие из г. Майкопа по его расчистке. Но для нас это к лучшему, сам Бог не допустил буддистов, которые недавно облюбовали наше подземелье и собирались там проводить свои практики».

- Значит и мне не стоит сожалеть, что не попала в них, раз они для меня закрылись, - подумала я, вспомнив чье-то изречение: «Погружение в прошлое мешает дальнейшему развитию».

**

Витиеватая пологая тропинка, по которой мы шаг за шагом поднимались на г. Фавор, вскоре привела к источнику св. Пантелеимона целителя. Однако, подъем немного утомил, наверно, сказалась бессонная ночь в автобусе, к тому же, разморило по летнему теплое и яркое солнце. В отличие от других я собиралась, посещением источника ограничить свой дальнейший подъем, несмотря на то, что с вершины горы открывается прекрасный обзор не только территории монастыря, но и всего Северо-Кавказского горного хребта.

Я испытала неописуемый восторг, выразившийся непроизвольно вырвавшимся неуправляемым криком при погружении в купальню с водой из горного источника. Тело стало легким, энергия пульсировала в каждой клеточки, теперь я могла покорить уже не одну вершину.

Поскольку необходимо было считаться со временем, чтобы успеть в монастырь на ужин, спускаясь с горы, на которой мы все-таки побывали к нашей радости, моя попутчица поинтересовалась, - Который час? – добавив, - Представляешь, я третий раз пытаюсь позвонить сыну, но с телефоном что-то случилось. Он постоянно отключается, ни времени, ни связи. Странно, я же его до отъезда весь день держала на подзарядке».

Не придав этому значения, учитывая ландшафтные особенности местности, мы продолжали свой маршрут а, подходя к территории пустыни, я вновь посмотрела на часы: «Странно, мы столько ходили, а прошло не более получаса?».

- Сейчас явно не половина четвертого. Солнце совсем село, хотя, в горах рано темнеет, – проговорила знакомая.

- Правда, странно. Куда делись все люди? – удивилась я в свою очередь, шагая по опустевшему монастырскому подворью.

Лишь около гостиницы для паломников, где нас разместили на ночь, встретив женщину из группы, мы узнали, что было уже около восьми часов вечера.

- Оказывается, и мои часы остановились в горах, - проговорила я, сотрясая их, в надежде заставить идти.

Перекусив в монастырской блинной, мы пошли отдыхать. Гостиницей назывались кельи, в которых жили монахи и ночевали приезжие. Это маленькие комнатки по обе стороны длинного узкого коридора двухэтажного здания барачного типа. После насыщенного впечатлениями активного дня, мы были рады и этому аскетическому помещению, давно уже не отвечающему запросам цивилизованного человека.

- Ох, как приятно телу, наконец-то, занять горизонтальное положение, - проговорила я, обращая в последний раз внимание на наручные часы, которые по-прежнему показывали половину четвертого, прежде чем погрузиться в глубокий сон.

**

- Так, так, так…...так; Так, так, так…...так….., - слышу я сквозь сон слабо различимый странный ритм, который, не прерываясь, постепенно усиливается.

- О, о, опять этот монах со своими палочками не дает спать, - с приходом первой мысли в моем сонном сознании я поняла, что проснулась. Открываю глаза, в кельи сумрак. Все те же выбеленный потолок и стены. Продолжаю слышать этот до боли знакомый мне звук.

Я знаю, что монах прошел, стуча своими гладкими круглыми палочками из особой породы дерева, вначале по коридору первого этажа, поэтому звук был слабым. Затем ритм, доведенный с годами до профессионального автоматизма, усилился, потому что он поднялся по ступенькам на второй этаж и, наконец, достиг своей апогеи, когда монах поравнялся с дверью нашей кельи.

- Странно, откуда я это знаю? Никогда ранее мне не приходилось ни видеть и не слышать о таком ритуале в монастырях, - пока я разбиралась со своими мыслями, отбиваемый ритм приглушился, значит, он дошел до конца коридора, и опять стал громким под дверью.

- Надо встать, посмотреть, - не выдержала я, - а вдруг монах с палочками - плод моей фантазии? –

Приоткрыв дверь в коридор, я увидела, удаляющуюся черную фигуру монаха, направляющегося уже к выходу, завершая обход, он продолжал активно работать руками, от чего сотрясалась вся его ряса. Реальный образ монаха постепенно растаяла в мрачном коридоре, унося за собой этот необычный звук.

- Рано, - подумала я, и машинально поднесла к глазам руку с часами, - Странно, на них 06:45. Ура! Идут. –

Мои две попутчицы продолжали безмятежно спать, по крайней мере, тихо лежали под одеялами, и я опять погрузилась в дрему в полной тишине. Колокольный перезвон, возвещающий о начале утренней литургии, вновь разбудил теперь уже не только меня, но и моих подруг.

- Который час? – спросила, вставая, одна из них.

- Семь, - отвечаю я, опять глядя на часы.

- Они у тебя пошли? - спросила та в свою очередь.

- Да, сами вдруг пошли, - отвечая, я сама недоумевала не тому что пошли, а как могло получиться, что они стали показывать правильное время, а ведь нас вчера предупреждали, что воскресная служба начнется в семь.

- Слишком много странного. А этот монах с палочками, почему я знала о нем? Как - будто уже неоднократно слышала этот звук,- удивилась я, решив проверить себя еще раз, спросила:

- Девочки, а вы до перезвона колоколов что-нибудь слышали? – поинтересовалась я у своих знакомых, нежелающих вылезать из-под одеял.

- Ничего. Только колокола. Я так крепко спала, - ответила девушка, самая молодая из нас.

- А я слышала какой-то странный стук, и подумала, что, стуча по забору палкой, монах выгоняет коров, - сказала другая.

- Да, нет. Мелодичным стуком палочек монах перед началом службы будит братьев в монастыре, чтобы те успели собраться на литургию, - пояснила я, не в состоянии избавиться от навязчивой мысли, - откуда я об этом знаю?

Оказавшись на ногах раньше своих подруг, которые сидя на кровати одевались, я посмотрела в окно.

- Смотрите, что там твориться! – непроизвольно вырвалось у меня.

Плотный серый туман затянул всю Афоно-Михайловскую пустынь. Не было видно даже деревьев, лишь у самых ног различались монастырские дорожки, по которым мы шли с сумками к автобусу, готовясь к отъезду.

- Удивительно! - размышляла я, - каким радостным ярким солнечным днем встретила меня вчера монастырская обитель, открыв все свои тайны и «искупав» в положительных эмоциях, а сегодня, словно сама природа закрыла от меня вчерашний день и мое прошлое. Значит, я узнала все, что мне дано было знать и пора уезжать.-

Кстати, я где-то читала, что, посетив святые места, человек может найти ответы на мучившие его вопросы. А ведь так и вышло.

**

Автобус выехал из ворот монастыря, а мужчина, кресло, в котором он сидел, отделял лишь узкий проход, удивленно смотрел на свои наручные часы и твердил: «Странно, странно!», потом, обратившись ко мне, спросил: «Не подскажите, который час?».

- А что с Вашими часами? – поинтересовалась я в свою очередь.

- Представляете, ночью стали в полчетвертого. А сейчас идут! Причем правильно, судя по Вашим. Не понимаю? - ответил он.

- Слышишь, и с твоими часами произошло тоже! - толкнула меня локтем в бок, сидевшая рядом подружка, сильно удивляясь, и полезла в сумочку за телефоном, - о, включился и мой телефон! Значит, все в жизни происходит не просто так! –


16-18 апреля 2010г.

0 коммент.:

Отправить комментарий

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More